Сюрреализм на картинах Сальвадора Дали

Сальвадор Дали фото возле деревьев

С момента возникновения сюрреализма было написано большое количество хороших картин и не очень. Быть художником угождающим покупателю и принимать их заказы, для профессионала — самый простой и не благодарный путь. Создать своё направление, стать синонимом жанра, остаться в умах миллионов — это только малое, что можно сказать то ли о гении, то ли о мастере эпатажа — Сальвадоре Дали.

С чего всё началось?

Испанец по национальности и каталонец по духу (так он сам себя называл) Сальвадор Дали с самого детства не хотел мириться с второплановой ролью где бы то ни было. Мальчиком, если ему не удавалось получить что-либо уговорами, в ход обязательно шли капризы и привлечение внимания любым доступным способом, лишь бы добиться желанной цели. Чего только стоит случай возле закрытой лавки со сладостями. Где маленький Сальвадор закатил такую истерику, что полицейским было легче договориться об открытии магазинчика и откупиться конфетой от мальчика, лишь бы тот закончил свой спектакль.

Уверен, именно так формировался мир будущего столпа сюрреализма. Так пришло понятие, что достигать целей можно далеко не только в честной борьбе, а более быстрым и просты путём — манипуляциями, эпатажем и скандалами.

Начало творческого пути Сальвадора Дали

В 17 лет молодой художник решает поступить в школу художеств, но в связи с тем, что экзаменационная картина оказалось по мнению комиссии слишком мала — её завернули на доработку. В итоге, он только в последние три дня рисует другую — но, ещё меньше предыдущей и поступает (решающую роль в решении комиссии сыграла то ли эпатажность, то ли высокое мастерство художника). Школу закончить так и не удалось — его выгоняли дважды (за участие в забастовке а второй  — решающий, перед экзаменами). Но это нисколько не расстроило будущего главного сюрреалиста.

Муза художника — Елена Ивановна Дьяконова (Гала)

Вы, надеюсь, не ожидали что у Сальвадора Дали хотя бы на личном фронте всё будет гладко? Дело в том, что богемные нравы — не те же что и у остальных. Отбив будущую жену (на 10 лет его старше) у поэта Поля Элюара он заводит головокружительный роман с Галой. Чтобы хоть как-то сгладить неловкую ситуацию возникшую между друзьями, Дали в знак примирения, решает написать его портрет. Новоиспечённая же пара продолжает жить привычной для себя жизнью — меняя партнёров, но по каким-то только им понятным причинам оставаясь верными своему союзу.

Нужно отдать должное  — Елена Дьяконова знала что делает и попала точно в цель, поставив на талант молодого Сальвадора Дали. Она мало обращала внимания на его выходки и, во многом, своими руками создала из «растрёпанного» художника-бунтаря — эпатажного деятеля искусств.

Интересный факт

Логотип всем известных леденцов Чупа-Чупс был придуман именно С. Дали. Расположение его на верху конфеты — тоже его идея. Есть данные, что именно Гала постоянно подталкивала его не сидеть без дела даже в те времена когда картины не продавались. Без устали она предлагала художнику идеи для реализации его талантов.

Чужой среди своих

Мастер шокировать паталогически и предсказуемо не смог бы ужиться ни в одной из организаций хотя бы потому, что это не входит в понятие «эпатажа». Постоянно двигаясь вперёд и развивая свою мысль в преклонных годах он всё же возвращается к академизму в формах, хотя и сюрреалистические пейзажи никуда не деваются.

В завершение от автора

Я искренне люблю изучать подобные истории связанные с людьми, на первый взгляд никак не встраиваемых в общественную мораль и привычную модель поведения. Но реалии говорят упрямо о другом: успешность человека, его знания, усидчивость, исполнительность… — это совсем не то, что даст ему гарантию реализации в жизни. Только дерзкие и не зашоренные могут претендовать на звание «самого», быть народным любимцем, которому простят все выходки только за его дерзноватость.

Так произошло и со Сальвадором Дали. Он был таким как был. Стал ли он действительно счастливым или это ещё одна его маска — увы, доподлинно мы уже не узнаем, да и не нужно. Пусть сказка о сумасшедшем испанском гении живёт в сердцах его почитателей, а его ненавистники — пусть радуются во многом трагичной его доле.